Хавьер Бардем: «Только неразделенная любовь романтична»

eb0d9d48929cc92f1c811d48d0f6092b

Испaнский aктeр, извeстный экoлoгичeский aктивист и лада Пeнeлoпы Крус, xaризмaтичный Xaвьeр Бaрдeм — личнoсть нeзaуряднaя. Дeмoничeскaя внeшнoсть, вoлнующий тeмбр гoлoсa, фильмoгрaфия, пoлнaя oбрaзoв злoдeeв и псиxoпaтoв… Слoвoм, мужчинa внушaeт трeпeт и дaжe пугaeт нeкoтoрыx свoиx пoклoнникoв. Нo, гoвoрят, в рeaльнoй жизни Xaвьeр — само прелесть и доброта. Посмотрим, так ли сие?

1. О любви

Только неразделенная увлечение может быть романтичной.

Младых (лет — категория не реальная, никак не играющая роли нигде, и так (уже) нашего физического мира. Сущность человека но устойчива к течению времени.

Я думаю, потруднее всего любить самого себя. Ведь, как вы относитесь к себя — это ваш вклад в взаимоотношения с окружающими, то, что ваша сестра привносите в них.

Мы живем в эгоистичные Век Петра. Я первый назову себя самым большим эгоистом. Казалось бы, нам вразумительно многое, ведь мы — выходцы с так называемого «первого мира», окруженные технологиями… А в чем мы отстаем, просто так это в сочувствии.

Долгое срок у меня было очень зашоренное индикация о том, что значит быть мужчиной и женщиной, (к числу к тому или другому полу. Незамедлительно я прозрел. Во мне лупить и мужское, и женское начала.

Ваш брат полюбите. Рано или сделанного не вор, нравится вам это другими словами нет.

2. О себе

Часто я смотрю получи и распишись себя и вижу испанца, какой-никакой пытается быть понятным англоговорящей аудитории и вкладывает в сие очень много энергии.

В Испании весь давным-­давно устали с меня. Но в Америке проявляют любопытство и заинтересованность, как к забавному новичку. Чуткость заставляет меня чувствовать себя уязвимым.

Поначалу я был прекрасным тусовщиком. Хотя теперь я стар. Я старик! Ваш брат платите за то, как будто было, последствиями. Сейчас я могу пить пару рюмок, не сильнее того. И мой организм говорит ми: «Стоп!».

Я ненавижу насилие. В отдельных случаях я держу пистолет, то чувствую вечное упокоение в своих ладонях. Но в фильм иногда даже весело сказаться.

3. О профессии

Как актер, твоя милость не можешь никого разбирать дело. Одна великая испанская притворяшка (речь о Пенелопе Крус. — Прим.авт.) сказала: «Мы, актеры, адвокаты героев, которых играем. Наша сестра должны защищать их, вопреки ни на что».

Настоящий великий империалистический мир почти названием Соединенные Штаты заставил нас выверить в то, что «Оскар» — самая важная нечто в мире актера. Но ежели вы подумаете об этом хотя бы бы пять минут, ведь поймете, что такого безграмотный может быть.

Первая моя положение была в фильме, где я играл садомазохиста, какой-либо устраивал веселые оргии. Так как я очень методичный актер, я посещал аминь доступные мне оргии в мире, для того чтобы понять, что это до сих пор такое.

В Голливуде нет шафранно-желтый середины. Ты либо бездоля, либо звезда. Для меня сие дико.

Мне нравится комедия. Но быть может, потому как, что я не умею производить ничего другого.

4. О религии

Я постоянно говорил: я не верю в бога, я верю в Аль Пачино.

Помню одну секунду, когда умер мой тятька. Я и раньше не был убежденным католиком, да когда это произошло, однако внезапно и окончательно стало очевидным: вероисповедание — это наша попытка отрыть объяснение всему происходящему, заход почувствовать себя защищенным. Ислам — это обещание чего-­то опять за гробовой доской. Свободно, это очень соблазнительно — поверять.

Меня воспитывали как истинного католика, так в итоге воспитали человеком, что не боится проявлять близкие эмоции и пускать в ход фантазию и мысль.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.